Международная тюрьма "Dark Сourtyard"

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



Jin Higa

Сообщений 1 страница 3 из 3

1

1. Полное имя. (латиницей и кириллицей)
Jin Higa | Джин Хига

2. Прозвище. (на воле и в тюрьме)
На воле – Kaze (Ветер)
После совершения череды преступлений СМИ окрестили его как «Вирус». Прозвище сохранил и в местах заключения.

3. Возраст.
27 лет

4. Национальность.
Японец

5. Внешность.
Рост: 179
Вес: 63
Телосложение: Аскетичное, но мышцы держит в тонусе.
Абсолютно прямые волосы, часто выкрашенные в разные оттенки красного, достаточно длинные, чтобы суметь скрывать появляющиеся ссадины на лице. Средней высоты лоб и хорошо выделяющиеся скулы. Лицо имеет более вытянутую форму, заостренную на уровне острого подбородка — эту отличительную черту Хига перенял от матери. Не слишком глубоко посаженные карие глаза, на жалкий 1-2 тона, но, все же, светлее, нежели у остальных среднестатистических жителей страны восходящего солнца. Изогнутые брови придают взгляду проницательность и серьезность, нежели суровость или озлобленность. Нос можно было бы назвать прямым, если бы Кадзэ не ломал его. Несколько раз. Переломы не ярко выраженные, но при внимательном рассмотрении вблизи хорошо заметны. Первый приобрел при неудачном приземлении и страстном знакомстве с асфальтом, второй же – в "Dark Сourtyard".
Линия губ слабо очерчена, форма отлична от стандартной мужской из-за легкой припухлости, за которой так гоняются представительницы слабого пола.
Кожа у юноши и без того редко озарялась румянцем. После того, как «подсел» на свой новый образ жизни лишился здорового оттенка и вовсе. Теперь Хига не столь бледен, сколь болезненен. Темные круги под глазами пропадают только после суток беспробудного сна, что, само собой, невозможно в связи с нововведенным режимом.
Фигура достаточно аскетична, до попадания в тюрьму Джин непозволительно редко посещал спортзалы, подкачивая мышечную массу на дому, но парашютизму и мотоспорту удалось в меру откорректировать тело. Теперь же утренние и вечерние двадцатиминутные тренировки стали таким же обыденным занятием, как и прием пищи.
Немного выше, чем средний рост по японским меркам, но не сильно выделяющийся на общем фоне.
На руках характерно сбитые костяшки — следствие уличных драк. Зрительно видно, что они больше стандартных размеров. Левое запястье так же немного больше правого — перелом вследствие прыжка. Неудачного.
Походка ровная и вышколенная только на публике  достаточно широкий. Гораздо же чаще  можно приметить в нем торопливость.
Неотъемлемым атрибутом на теле юноши является черный коготь - в память о погибшей родной душе. (Так как тюремные законы знаем, то при отказе в данном атрибуте со стороны администрации – уберу. В биографии данный аксессуар раскроется подробнее).

6. Характер. (вам с этим характером жить, так что внимательней к деталям)
Характер не столько прост, сколько забавен: Джин натура весьма спокойная и уравновешенная, но нередко впадает в приступы неуправляемой агрессии, прилив которой отдается в ушах гулким ритмом барабанов. С долей уважения и этики выслушает собеседника, даже не взирая на тот факт, что он может быть не прав. Редко отстаивает свою точку зрения, но всегда остается при ней и не отклоняется от заданной цели. Он, скорее, молча уйдет, чем вступит в глупый, заведомо его не интересующий разговор. Не резок, но максимально прямолинеен. Не уклончив, но старается избегать большого количества пустых, порой неуместных вопросов.
Тон голоса спокоен, не срывается на крик, но в определенном состоянии пропитывается резкими, «рычащими» нотками. Сам по себе тембр - низкий.
Предельно открыто улыбается и смеется, увы, слишком редко. Не склонен к подражанию, но способен искренне восхищаться человеком, его личностью и характером, поступками, повадками. Не любит споры и спорить, но ответит на вызов, пусть глупый и неуместный, и любой ценой выйдет из него победителем. Взять его «на слабо» можно достаточно легко. Главное знать, что именно его интересует и волнует.
Не лидер по натуре, но ведомым быть так же откажется и не позволит. Любит и чтит чужое мнение, но не откажет своему «второму я» в жестоком, саркастичном перемывании его целиком. Просебя. Реже — вслух.
Паранойя и шизофрения идут с Хига рука об руку уже несколько лет, после гибели старшего брата. Первое выражается в постоянном ощущении кого-то у себя за спиной. Симптомы шизофрении, как продуктивные, так и негативные, с удовольствием носит с собой, но предпочитает списывать их на хроническую бессонницу: нередко видит галлюцинации разного рода, испытывает при этом стандартный человеческий страх, но тут же пытается логическим путем внушить себе, что это лишь невовремя разыгравшееся воображение; «побаливает» апалией — скудностью или полным прекращением речи. Временно. Зачастую — осенью, в преддверии стандартной для живого человека «депрессии».
Находится в постоянном поиске. Себя. Смысла жизни. Смысла смерти. Смысла дышать и говорить. Смысла видеть и общаться с окружающими людьми, миром. После того, как ему «впаяли» срок на несколько лет превратился в амебу, которая практически не разговаривала и с трудом отрывала взгляд от одной точки. На данном этапе целенаправленно выкарабкивается из своего забвения.
Уживается с каждодневной мигренью, яркой, сильной, мощной, искрящейся.
Панически боится воды. Точнее, заходить в воду. Море и океан — роскошь, достойная восхищение и наблюдения, но лучше на расстоянии... Впрочем, даже в тюрьме фобия не оставляет его в покое, т.к. один из страхов Джина – захлебнуться. Пока что об этом не знает ни одна живая душа.
На девяносто процентов лишен способности жестикулировать, гораздо лучше выразит суть на словах, нежели во взмахах руками. Мимика богата, но отнюдь не на «позитивные» человеческие эмоции.
Жесток. Не любит людей, слишком долго задерживающихся около него. Возможно потому, что не хочет быть узнанным. Выставленная металлическая дверь дает собеседнику понять, что на этом его экскурсия по душе и миру Джина закончена. Дверь не имеет ни ручки, ни звонка, ни глазка. Хига не будет скрывать своего отношения к человеку, и, если тот будет ему банально не интересен, то он увидит его отдаляющийся силуэт. Если же наоборот... Но это бывает слишком редко.
Не придерживается никакого стиля в одежде. На работе был стандартный медицинский халат. В свободное время — привычные, излюбленные и порядком стертые из-за частоты падений кожаные куртки, джинсы, легкая обувь. В данный же момент довольствуется все теми же джинсами и рубашками с отрезанными рукавами. Испытывает некий холод к спортивному и консервативному стилям.
По своей натуре — одиночка. С трудом переносит шумные компании и старается как можно быстрее избавиться от них.

7. Биография. (обязательно укажите причину попадания в Двор Чудес, подробно распишите ваше преступление и укажите сколько вам дали лет заключения)
Рождение второго сына семьи Хига было запланированным, а жизнь юного создания — расписанной не по часам, а по минутам.
Глава рода и старший представитель сильной половины, Хироши Хига, выдающийся врач по направлению хирургия, сразу же взял под свое профессиональное крыло младшего сына. По окончанию школы, тот был направлен в токийский университет по той же специализации. Лишние вопросы не задавались, а собственное мнение так и не пробилось через толстую, очерствевшую почву родительских наставлений. Джин жил по приказам. Реже — советам.
Его старший брат, Коджиро Хига, тот, кому досталась вся халатность рода и безграничные возможности и выбор, избрал для себя более свободный путь, который никому не позволял пересекать и изменять. Джин, забросив университет на середине обучения, полностью погрузился в спорт, весьма опасный, столь не одобряемый родителями — бэйс джампинг. Постоянные прыжки с запретных точек города, избыток алкоголя в крови и затуманенные от легких наркотиков глаза сына в скором времени сломили любовь отца и матери, зародив в их сердцах сначала страх за свое чадо, затем — отчаяние, непонимание. Хладнокровие. Презрение. Отречение.
Коджиро был выгнан из дома и перешел на самостоятельное существование, которое никто не контролировал. Постепенно, старший сын пропал из поля зрения семьи. Семьи, но не Джин, который восхищался не только силой характера брата, но и его не ломающейся волей, отсутствием земных страхов, духовной и физической силой. Мелкими, неспешными шагами он следовал за Коу, как за лучшим, неповторим лидером по тропе жизни.
Старший брат же, в свою очередь, ни на толику не пытался внушить Джину всю опасность и абсурдность его нового выбора. Он обучал его уличным дракам, заливал незнание алкоголем, выкуривал из легких кислород, наполняя их терпким, горьковатым дымом марихуаны. Поочередно выкладывал на ладонях маленькие, разноцветные планеты, после которых ты сам начинал чувствовать себя центром вселенной.
В одну из их встреч Коджиро привел младшего Хига в свой круг общения, познакомив с такими же сумасшедшими любителями выживать красиво, как и он сам. Пять-шесть человек, не задумываясь отдающих свое тело на растерзание ветру и ночи. Пять-шесть человек, сменивших имя на свист и гул в ушах. Люди, не знающие и не желавшие познать страх, не боящиеся боли, наказания, смерти. Не знающие всего того, чего так боялся он сам.
Тот самый первый прыжок с парашютом за спиной, когда сердце скатилось колким булыжником в пятки, когда онемели пальцы рук, когда они сжались в предсмертной хватке, не выпуская ремни безопасности, когда крик застрял в горле комом, не позволяя дышать, выталкивать из себя огненный воздух, когда веки, не в силах опуститься на обезумевшие от бесчисленных огней города, заледенели... Он запомнил каждое то ощущение на всю жизнь.
И это продолжалось каждую ночь. Раз за разом он с остервенением дергал кольцо, выпуская на свободу прочную ткань спасительного купола над головой. Раз за разом он кусал губы от ощутимого столкновения с землей. Падал на мокрую почву и вслушивался в бешеные удары сердца, вырывающегося из костяной клетки. И улыбался. Смеялся. А рядом смеялись такие же, довольные небесной жизнью, сумасшедшие друзья. Он не знал их имен и не хотел знать, да и к чему, если свое собственное начиналось теряться в густеющих облаках Токио, и лишь изредка всплывало на документах и тетрадях университета, к которым он прикасался все реже и реже.
Вскоре, когда пришло время последнего шестого курса, Джин забрасывает учебу, полностью отдав свою душу и тело ветру, свободе полета. Он забывает своих родителей, забывает их крики и мольбы вернуться на путь истинный. Он забывает все, когда приходит время оттолкнуться от очередной платформы под ногами. Несколько секунд, тянущихся вечность. Несколько секунд, видоизменяющих его ломающуюся личность. И дернутое кольцо. И черный парашют, закрывающий от взора звезды и луну.
И так продолжалось каждый день, пока однажды бы он не забыл дернуть кольцо от переизбытка алкоголя, наркотиков или адреналина в крови. Оно продолжалось бы и дальше. Если бы не тот октябрьский вечер, не бронзовое небо, впитавшее в себя свинцовые плитки резаных облаков.
Ветер нещадно полосовал лицо, оголенную кожу. Холодный, октябрьский ветер, но едва ли ощутимый после пары цветных, круглых таблеток. Карусель в голове набирала обороты, вертя образы быстрее, все быстрее и быстрее. Сквозь гул и музыку ниоткуда Джин вылавливает слова своего брата, тихие и едва различимые на общем фоне происходящего. Что-то про свободу. Про выбор. Его выбор? Он стоял к нему спиной, распахнутая рубашка пыталась сорваться с плеч, а сквозь пальцы скользила ночная прохлада.
Слишком поздно поняв, что именно произнес Коу, Джин в замедленной съемке наблюдает, как легкие кроссовки брата соскальзывают с парапета башни, на которой они сидели, как раскинутые в стороны руки обнимают такой огромный и такой любимый город под ногами. И только в самый последний момент, в последнюю долю секунды до пересечения того расстояния, когда парашют уже не спасет от минуемой гибели, он понимает, что брат не собирается его раскрывать.
Тело беззвучно падает на землю. Ветер уносит с глаз туманную пленку опьянения. Хига практически скользит по перилам вертикальной лестницы, стирая руки в кровь и игнорируя нарастающее жжение на ладонях. Но спешить было уже некуда. На лице Коу  застыла впитавшая в себя свободу улыбка, а лицо и шею изрезали столь приземленные струйки крови. Стеклянный взгляд буровил чернеющее небо.
Спустя пару минут не так далеко от места их пребывания послышались звуки полицейских сирен. Еще через какое-то время он сидел в участке и давал показания. Вскоре патологоанатомы напишут, что в крови старшего Хига была неимоверная доза наркотических веществ, и удивительно, как он в таком состоянии не пошел расстреливать ни в чем не повинных граждан.
Оплата громадного по размерам штрафа за нарушение законов легла на плечи убитых горем родителей, Джин же больше никогда не касался пальцами никаких медикаментов, бутылок с пометкой о крепости более 10ти % , никогда не прыгал. За несколько месяцев он нагоняет весь потерянный курс знаний и заканчивает университет, решая продолжить обучение для получения степени магистра. Что и сделал.
Госпиталь. Работа хирурга в травматологии. Ночные чтения учебников. Прогрессирующая шизофрения и воспоминания, медленно сжирающие изнутри. Во всех видениях был один только погибший брат, память о котором сжигала не только разум, но и проедала дыру на груди: след от черного когтя, что носил на шее Коу.
Он переезжает от родителей, начав снимать квартиру в западном районе города, ближе к покою и умиротворению. Но даже расположенный в нескольких минутах ходьбы храм не в силах спасти его душу от вечных терзаний на тему смерти брата.
В приступе агрессии он садится на свой спортивный мотоцикл, любимую игрушку детства, которую позволил отец за усердие в учебе, рассекая асфальт черными полосами на бешеной скорости. Побережья, серпантин, центральные дороги... Он ищет ее, тварь с косой, повсюду. Разгоняясь до максимума и тормозя за несколько миллиметров до обрыва, врезаясь на поворотах в бетонные перегородки. В очередную ночь искомая красавица нашлась, оскалившись в улыбке и одарив еще бОльшим безумием, нежели он уже обладал. Помешательство ли, навязчивая идея или новый смысл продолжения жизни – Джин не стал задумываться. Но именно тот удар затылком об асфальт зародил в его голове эту ужасающую идею: Коу погубил отнюдь не любимый вид спорта, а эти чертовы психотропные препараты. Именно они отняли у него старшего брата. Они сломали Джина как тонкий прутик. Отомстить.
Его познания в медицине прекрасны, и это дает ему возможность создать новый наркотик, который получает заманчивое название «Свобода». Эффект был воистину потрясающим, вот только довольствоваться им получалось лишь первые полчаса. Вторую же половину часа человек пребывал в ужасающей агонии и умирал от остановки сердца. Техасский коктейль, когда-то славящийся во многих штатах Америки, был ничем по сравнению с иллюзорной «Свободой».
Средства массовой информации раз в неделю сообщают о новоиспеченном наркодилере, чей продаваемый препарат убивает заядлых любителей отравить собственный организм. Информация, хоть и искажалась, но весьма четко передавала желаемое.  Неизлечимый «Вирус» - так его прозвали за весьма быстрое распространение дряни в кругах наркоманов. Ведь даже те, кому удавалось оказать первую помощь, все равно погибал. Не стоило… Не стоило вымывать кровь из вен.
Прокололся ли он? Ну что вы, это был лишь вопрос времени. Юноша не столь заботился о собственной безопасности. Сполна насладившись местью, ему уже было все равно на боль от заломленных рук, когда выломали дверь в его квартиру. Было плевать и на разбитое лицо во время допросов, хоть Хига и не скрывал на них ни единой детали, сознавшись во всем целиком и полностью.
У него была возможность оказаться в психиатрической лечебнице, но, помня, во что там превращают людей и какими оттуда выходят после (если выходят), сия идея отнюдь не прельщала. Да и был ли в этом смысл? Слишком много статей оглашалось в приговоре: изготовление, хранение, оборот наркотических веществ – сущий пустяк по сравнению с, кажется, десятком убийств, в которых Джин был замешан. Почему? Все просто: именно его отпечатки пальцев оказались на найденных неподалеку от трупов шприцах. Его же отпечатки - на руках случайных жертв. Ведь именно он вводил препараты в вены наркоманов. Как итог – лаконичное «пожизненное».
Его вторым и последним домом становится известная тюрьма "Dark Сourtyard", славящаяся своим строгим режимом и практически нулевым шансом сбежать на волю. В его досье обозначено: держать подальше доктора-убийцу от всех возможных медикаментов, ведь парень сможет создать отраву похлеще той, что уже существовала в два счета. Но любой закон можно обойти. Главное знать, как…

8. Особенности и способности. (не отрываемся от реала)
Никудышен во всех восточных единоборствах и их собратьях, предпочитая им стиль обычной уличной драки, которой обучал в детстве еще брат.
Лучший в стрельбе. Вот только лучший не на стороне победителей. В мишень попадет лишь с нескольких метров. Мечи, кинжалы, рапиры и шпаги так же остались в детстве, в пластмассовом формате.
Зато прекрасно среагирует на месте при виде свежей раны. Операции при помощи листьев и тонких палочек не обещает, но продезинфицировать и перевязать сподручным материалом поможет. При попадании в руки прочего медикаментоза способен сотворить чудо. Или яд.
Способен, при желании, достаточно быстро вывести из эмоционального равновесия.

9. Ориентация и предпочтения.
Гомосексуален по натуре, но ни на какие чувства-эмоции-переживания никогда не был настроен. Хороший способ выместить энергию, а вместе с ней и накопившуюся агрессию - привычное кредо. Посему, ничего предрассудительного в отдаче и получении боли не видит.

_____________________________________________
Для игрока:

11. Связь
Скину администрации и остальным желающим в ЛС

12. Пожелания или просьбы по игре, а так же возможные задумки на свою линию игры.
Как только зародится идея – сразу поделюсь, не жадный.

0

2

анкета хорошая, очень понравилось подробное описание характера. От меня - принят

0

3

Прекрасно. Я не зря ждал вашей анкеты. Благодарю за доставленное удовольствие от прочтения. Уверен мы с вами пересечемся в игре.
Ваш тюремный номер: №3001В3
Камера №96- В3.
Заполняйте профили и добро пожаловать в игру.

0